?

Log in

No account? Create an account

Как я провела каникулы...
автопортрет
galni

Сочетание вынужденного безделья и леденящего холода в доме придают резвости даже идейным домоседам и заставляют осваивать боевую тропу туриста, вымощенную благими намерениями обогатить свой внутренний мир и приобщиться к культурным ценностям. В Нормативном Документе четко обозначен конечный пункт, в данном случае он называется пневмония.

Отопление отключили шесть дней назад. Дом исторический, сложен, как было положено в средневековой Европе, из булыжников. На дворе апрель. Но солнце светит. Я пошла погреться. Не буду интриговать: когда я вернулась, мне показалось, что в доме очень тепло.

А ведь на улице я не стала полагаться на милости природы. Я активно грелась.

Во-первых, я шла быстро, насколько позволяют булыжные мостовые в сочетании с чтением путеводителя и попытками соотнести изображение на карте с реальной действительностью.

Во-вторых, я зашла в «Третий Дракон», где согласно путеводителю меня ждал обжигающе-согревающий суп из лося с пирожком за 1 евро. Суп не то, чтобы горячий, но обжигающий: эффект создают перец и томат, а не температура. Вкус – знакомый со студенческой скамьи: столовское харчо, только сваренное не с рисом, а с горохом. Ела с удовольствием от сознания, что по сравнению со средневековьем мы питаемся гораздо лучше. Пикантная подробность: ложки в этом заведении не положены. Хлебать надо прямо из миски. Можно, наверное, использовать пирожок в качестве вспомогательного средства, но он слоеный и крошится. Теперь, пожалуй, буду носить с собой ложку. И маленькая поправка к путеводителю: стоимость блюда теперь 3 евро.
Зато интерьер мне понравился: средневековье по принципу Olde Hanza : « к черту историческую достоверность – главное, всего побольше и  создать настроение.»
.И это правильно: в конце концов, кто "этого Кромвеля, кроме нас с тобой, знает?".
А почему дракон третий, я так и не выяснила. Видимо, драконы тоже были не дураки сообразить на троих.


М-да… Попрощались…
автопортрет
galni

     Утро накануне отъезда. На улице мягкий рассеянный, я бы сказала, элегический, свет. Тишина. Даже стройка не подает признаков жизни. Курю на балконе, обвожу прощальным взглядом окрестности. В голове крутится Вертинский: «А птицы так грустно и нежно прощались со мной на заре…». И вдруг! На пределе децибел: «Ку-ка-ре-е-е-ку-у-у-у-у-У-У-У!!!!!». А вслед по всей деревне, уже не так мощно, эхом: «Ку-ка-ре-ку, ку-ка-ре-ку, ку-ка-ре-ку…!».

     Я чуть с балкона не свалилась. А потом начала ржать, как невоспитанная лошадь.

     Птицы Болгарии со мной попрощались. Очень жизнеутверждающе. И никаких розовых слюней. Один здоровый пофигизм. 


Пофигизм - это заразно
автопортрет
galni

     13 ноября. Стою на остановке автобуса Равда-Несебър. Изучаю расписание автобусов, чтобы выяснить, что, собственно, я жду? Сердобольная женщина из местных решила облегчить мои страдания и сообщила, что автобус будет через 10 минут. С моими расчетами это совершенно не совпало, о чем я ее проинформировала, тыча по очереди в расписание и циферблат часов. Она, в свою очередь, ткнула пальцем в табло над почтой, где светились цифры 13.46. При том, что на моем шагомере и на болгарском телефоне, в соответствии с показаниями которых я живу, 14.46.

     В результате нашей оживленной беседы выяснилось, что Болгария перешла на зимнее время в последнее воскресенье октября, стало быть, две недели назад, 28 октября.

    Сначала я облилась холодным потом, представив, как я опаздываю в аэропорт, потом успокоилась, потому что по моим часам я бы не опоздала, а приехала бы на час раньше. В связи с чем я  подумала, что хорошо, что они перешли на зимнее, а не на летнее время. Потом поразмышляла, из каких случайностей составляется человеческая жизнь: не поехала бы в Несебър на автобусе, узнала бы о перемене времени только тогда, когда таксист бы приехал на час позже ожидаемого, чтобы отвезти меня в аэропорт. А может бы и не приехал, упав замертво от всех ласковых слов, которыми бы я его крыла целый час. Потом поняла, почему последнее время все служивые люди опаздывают на свои рабочие места на полтора часа. Всегда на полчаса, а теперь вдруг  на полтора. За эти две недели я придумала несколько объяснений внезапно удлинившимся опозданиям, которые включали и национальный характер, и конец курортного сезона, и…, и…, кроме своей потрясающей наблюдательности, помноженной на местный пофигизм. Потом пришел автобус. По расписанию.

   

     

Есть многое на свете, друг Горацио...
автопортрет
galni

   Я нашла себе занятие по способностям и в соответствии со своим нервно-психическим статусом: все утро клеила картонные коробочки. Наверное, организм сам знает, что ему нужно. Или не организм, а бригада моих ангелов-хранителей, посовещавшись, решила провести экстренную терапию.

Должна сказать, что весьма действенную. По крайней мере, стресс после зъболекаря снялся. Не знаю только, предотвратится ли появление очередного трубочиста, но это уж их, ангельские, проблемы.

   Про трубочиста я еще не рассказывала. Сначала как-то выскользнуло из головы, а потом сомнения замучили: а был ли мальчик трубочист?

   Дело было в ту нелегкую, но счастливую пятницу, когда мне удалось избавиться от штабс-капитана.

   По известной причине я двигалась по Македонии (местному Бродвею) в сторону дома с очень приличной скоростью. Служивый как-то умудрялся поспевать за мной (а кому сейчас легко?).

   Вдруг со скамейки, которая, как здесь принято, стоит, аккурат, посреди тротуара, прямо, можно сказать, нам в ноги бросилась с размашистым поклоном вдрызг пьяного человека очень колоритная фигура в цилиндре (!). Ошарашенная видом пьяного в дым болгарина (кто был в Болгарии, меня поймет), я не сразу заметила костюм и рабочий инструмент трубочиста.

   Затормозив у самого булыжника то ли головой, то ли цилиндром, который он держал в руке, трубочист выпрямился с опасным креном, нахлобучил головной убор и вцепился в мою руку неожиданно крепким и каким-то трезвым  коротким рукопожатием, а затем метнулся к остолбеневшему отставнику и запечатлел на его руке нежный поцелуй. Затем сорвал с головы цилиндр и повернул к нам изнаночной стороной, чтобы было видно, что к донышку прилеплена купюра в пять левов. Все это время он не переставал что-то говорить по-болгарски быстрой скороговоркой, по общей тональности похожей на «ОченьОченьПриятноТотчасПослеОбеда ВашеСиятельствоКакБудетеЗаГраницейВсенепременно ЗаезжайтеПосмотретьСалфетВашей МилостиОченьОчень…»

   Скороговорка оказалась заразной, потому что, пока я лихорадочно вытряхивала из рюкзака кошелек, а из кошелька два лева, в другое ухо забубнил штабс-капитан: «ЯОплачуНеНадоПочемуЗаплачуСамКакЖеТакЗачемЯСам…»

   На чем они поладили, я не знаю (хотя надеюсь, что уж десятку-то с него этот жулик слупил), потому что рванула с поля боя с удвоенной скоростью.

   В следующие дни, включая сегодняшний, я специально проходила мимо этого места на Македонии и никакого трубочиста так и не обнаружила. Я даже никак не могу восстановить в памяти, есть ли там скамейка. То есть, я прихожу, смотрю: трубочиста нет, про скамейку как-то не думается. Прихожу домой, пытаюсь вспомнить, видела ли я скамейку, и не могу. Не помню и всё! А мне любопытно!

   Во-первых, какой-то этот трубочист не такой, похож на ряженого, хотя инструмент у него настоящий. Может, это артист подрабатывает? Здесь много всяких зайчиков-мутантов, чебурашек, клоунов на улицах: развлекают детишек и облегчают кошельки родителей.

    Во-вторых, почему ни в прошлом году, ни в этом никто из моих знакомых его не видел? Я уже спрашивала. Зайчики-чебурашки – вот они тут.  Каждый божий день. Похоже, с прошлого года не уходили.

 Спросить у продавцов ближайших лавочек, не видели ли они здесь этакого жуликовато-театрального трубочиста, вроде неловко. Мне здесь еще полтора месяца жить.

   Теперь вопрос Знатокам: «Если трубочист был, то он куда делся? А если его не было, то куда делись мои два лева?».

   В любом случае, правду говорят, что трубочист – это к счастью. Я только сегодня сообразила, что евойное целование ручек мужику в сочетании с моим сообщением о романе с дамой пробило даже бронепсихику пенсионера-отставника. Думаю, что кобелирующий штабс-капитан теперь в это психованное место ни ногой. С другой стороны, сам виноват: нефиг было жаловаться на скуку.

  « Э-ге-ге!.. Да уж не наш ли это котик?»    

  

  

   


Одежда должна быть теплой, очень теплой и непродуваемой. Словом, по погоде.
автопортрет
galni

      Иду, значит, я по набережной в полном одиночестве и размышляю о том, что из всех психов в Равде осталась, видимо, я одна. Ну и ладно. Холодно, ветрено, пасмурно. Наконец-то можно насладится полным одиночеством. Чайки не в счет. В общем, красота! Вдруг звонок:

  -Гала(?!), это я (видимо, уже по опыту знает, что его козлиный тенорок ни с кем не перепутаешь. Ну, разве что с дедом Геной. Хотя за такую манеру представляться надо бы канделябром по лысинке…) Вы собираетесь сегодня гулять? Как уходить? Вы где? На набережной? Я уже иду навстречу. Счас, счас, не уходите!

  Ага, застыну (в буквальном смысле) на берегу и буду изображать Ассоль на склоне маразма.

  Не успеваю дойти до своего поворота – навстречу небесное видение. Шустрый.

  - Ах, я только ночью вернулся из Стамбула…сорок человек…английский гид… по-болгарски… мой сосед...

   Если я через десять минут не вернусь домой, то опять заболею или, на крайняк, описаюсь.

   - умер, как только вошёл в кухню… свалился в туалете… зашел в море и упал замертво…

   Хочу домой и еще горячего чаю.Но сначала в туалет.

 - Да… веселая у вас поездочка была. Сочувствую.

  -Почему?

  - Ну-у-у, столько смертей за два дня.

  - Почему за два дня? Мои друзья умерли за последние несколько лет, но все быстро и безболезненно.

   - И все в Стамбуле?

   - Почему в Стамбуле?

   - Но вы же мне про Стамбул рассказывали.

  Недоуменно-обиженно:

 - Я вам рассказывал про свою жизнь. Я очень много повидал…  Черное море… Одесса… Азовское … ноябрь…Тихий океан очень соленый... у двоюродной сестры в Мариуполе…

   Ура-а-а! Моя калиточка!

   - Вы меня извините, но я вынуждена пойти домой немедленно. Сегодня очень холодно (Сейчас точно описаюсь!). И боюсь, что до понедельника мне лучше не выходить. Я должна быть абсолютно здорова, потому что в понедельник у меня свидание с одной дамой, ради романа с которой я сюда, собственно говоря, приехала. Следующие полтора месяца я буду очень занята.

   Все это я проговариваю, лихорадочно открывая замок. Поворачиваюсь, чтобы закрыть калитку… и вижу выражение лица моего провожатого. Всё! Бог с ним, с часом! Но звездная секунда у меня была! И все-таки я дрогнула, балда:

  - Я же вам говорила, что приехала заниматься зубами! – и пулей вверх по лестнице. Успела! Уф-ф-ф!...

    А теперь сожалею, что у меня нет бороденки – я бы ее выдрала с досады. Кто меня за язык тянул? Нафиг было уточнять?  Лишила мужика, может, самого сильного впечатления в его жизни. Он еще пытался меня в щечку чмокнуть при встрече! Хорошо, что у меня реакция неплохая: промахнулся. Каково бы ему было после моего заявления? Эх! Язык мой…

  


Братя славяни
автопортрет
galni

Однажды, в годы махрового развитого социализма до органов дошел слух, что в столице живет мужик, мало того, что до ужаса похожий на Карла Маркса, еще и бороду такую же себе отрастивший. Ясен пень, его тут же вызвали, куда положено, и велели хотя бы бороду сбрить, потому как не дело это-с Карлом Марксом равняться.  Мужик ответил: «Говно вопрос: бороду я сбрею, а, вот, умище, умище-то куда девать?»

  

   Каждый день с балкона я вижу, как идет строительство дома на соседней улице. Стройка – это всегда интересно, кроме того, от нее такой шум, что волей-неволей обращаешь внимание.

   Домики у них получаются аккуратные, строят они быстро, но я обратила внимание, что форма одежды у строителей более, чем свободная, а в качестве головных уборов они используют, в лучшем случае, бейсболку или треух деда Щукаря. Ни одной каски я не видела. Строго говоря, осознала я это только сегодня, и вот почему.

   Выхожу я ближе к вечеру на балкон и вижу машину со стрелой, как у подъемного крана, причем  натянутый трос, к которому теоретически должен быть прикреплен крюк, раскачивается как взбесившийся маятник и одновременно поднимается. Подробности мне сначала не были видны из-за дома, который стоит между балконом и стройплощадкой. Первое впечатление было, что они собираются разбить стену такой специальной гирей (наверное, многие видели, как разрушают старые дома в мирное время). Я застыла, почти как любопытные дамы Лота, ожидая услышать грохот и увидеть летящие обломки в облаке строительной пыли. Ан нет, стрела развернулась, и пронесла бешено раскачивающуюся довольно объемистую вязанку каких-то длинных досок прямо над головами четверых мужиков. Стало понятно, почему груз так раскачивается. Они его даже не застропили перед подъемом, а ветер сегодня очень приличный.

  Один из мужиков спокойно поднял руку и поймал один конец вязанки (как только руку ему не оторвало?). Груз перестал мотаться и наконец опустился на перекрытие. Мужички быстренько его отцепили и стрела, с еще более бешено раскачивающимся крюком, исчезла из моего поля зрения, а вслед за этим уехала и машина (надеюсь, водитель крюк как-то все-таки прикрепил к машине). Мужики тоже исчезли с перекрытия. Наступила тишина. Действие продлилось не более  семи-десяти минут.

   Тут до меня дошло, почему события развивались так стремительно: у них закончился рабочий день!

   А вы говорите: «павлины»!

   Можно стремиться (и даже войти) в Шенген, можно перестать понимать русский язык (так и не выучив английский), заменить кириллицу на латиницу на вывесках, транслитерировав слова так, что местные жители только по памяти могут воспроизвести названия заведений (дубляж на родном языке отсутствует даже мелкими буковками)… Можно, потому что мы можем все! Но умище под каску мы прятать не будем, он туда не поместится! В общем, здравствуйте, братья-славяне!


Мы все немножко смешные, но хорошие...
автопортрет
galni

   Мужичок, чем-то неуловимо напомнивший деда Гену, разговорился со мной на остановке, где я пыталась выяснить, как мне добраться за три моря в мед.центр,  а он, как тут же выяснилось, ехал в те же края за золотым руном, тьфу,  путевкой в Стамбул. Душещипательные подробности  своего пребывания в Болгарии он мне поведал в рейсовом Арго под управлением кондукторши, девичья фамилия которой – спорю на что угодно – Сусанина. В результате мужик проехал свою остановку, но, к его чести, не огорчился. Сказал, что здесь все на удивление близко, и бодро куда-то там утопал с конечной станции, куда нас в результате привезли. Я одобрительно хихикнула вслед и занялась своими делами.

   По возвращении домой я поняла, что поспать не удастся, хоть и хочется: встала-то я в полшестого утра.

   Я как-то упустила из виду, что на местном побережье активизировалась всенародная стройка, прерванная курортным сезоном, и что  под бодрый перестук топоров и визг пил мне в очередной раз приснятся Воронежские верфи и вдохновенный профиль Петра на фоне мрачных отсветов костров.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                       Уже проверено: из-за болезни я спала днем в течение всей предыдущей недели ((или по-местному: седмицы).
   Поскольку со сном вышел облом, я решила, что  очень хочу погулять по набережной и заодно поискать ресторанчик, про который мне Женя сказала, что он очень хороший, работает круглый год и  у них свежая рыба. Только названия она не запомнила, а улицу, на которой он стоит, забыла, но точно  знает, что у самого моря. Вполне достаточная информация для начала.    Замотала голову на манер раненого партизана, чтоб, ежели в голове что-то осталось, это оставшееся не выдуло или, избави Боже, чё-нить нежелательное не надуло (я ее, черепушку-то, теперь берегу, столько она, зараза  девочка моя хорошая, заставила меня вытерпеть за неделю) и go out.

  Едальню я нашла. Называется «Панорама»» на  углу набережной Морских звуков и улицы Русалки. Выяснила, по какому расписанию они работают, пообещала зайти, когда проголодаюсь, и попилила обратно.

  На набережной, не сказать, чтоб чрезмерно, но очень кстати расставлены скамейки, Одну, очень уютную двойню скамеек, я приметила по пути туда. Я такие наблюдения делаю почти автоматически, поскольку у моей спины есть хорошо отработанный график, по которому она требует систематического отдыха. Она, скамейка – не спина – конечно, оказалась занята каким-то неясным силуэтом, рядом с которым стоял велосипед. Бескорыстно позавидовав владельцу велосипеда, я понадеялась, что он  успеет отдохнуть и слинять к моему возвращению.

  Первое, что увидела, возвращаясь: велосипед исчез, а силуэт даже не поменял позу. Мысленно пожалев мужика, у которого из-под носа сперли велосипед, решилась присесть на дальний конец скамейки. Стон моей спины напрочь заглушил вопли хорошего воспитания. В конце концов, мне тоже больше нравится находиться в полном одиночестве, но мирюсь же я  с посторонним присутствием. Посидел – дай другому, пойди, поищи свой велосипед – я упорно придерживалась версии, что велосипед у него свистнули, другие варианты развития событий мне просто не пришли в голову, потому что на набережной больше никого не было.

   В общем, хорошее воспитание отправилось отдыхать, а через некоторое время и моя спина встала на путь исправления. Я успела налюбоваться морем, наглотаться весьма свежего ветра и почти оглохнуть от «морски звуця», напрочь забыть про скорбный силуэт и решить, что пора закруглять процесс оздоровления, чтобы опять не подхватить простуду.

  Встала и услышала:

   - здравствуйте!

   - Здрасти, - машинально ответила я и оглянулась.

  Вот уж, действительно, «здрас-с-с-ти!».  Мой неугомонный попутчик!

     -А-а-а, ну-у-у, это…, вы-то что здесь делаете? Вы, вроде, в Пловдиве живете?      Более корректной замены  вопросу «А куда вы дели свой велосипед?» я сходу не смогла сконструировать.

   Он, видимо, уже вполне насладился одиночеством и вцепился в меня, как репей в собачий хвост. Альтернативой нежелания поддерживать беседу в моем случае служит мой монолог, в ходе коего выяснилось, что мужику 67 (но выглядит, собака, дай Бог, если на 60).Что он отставник из системы МВД (нефиг было проговариваться, что болеет за Динамо, а потом удивляться, откуда я знаю, что он из внутренних войск). Что жена умерла четыре года назад, что у сыновей и у него свои квартиры, но они предпочитают жить с ним. Что ему надоело готовить и убирать и что он решил в этом году смотаться в Сибирь, а сыновья взамен предложили Болгарию, справедливо полагая, что в Сибирь в нашей стране всегда можно успеть. Что он не знает, чем себя занять и бла-бла-бла. Вообще-то, мужик не очень разговорчивый и, наверное, удивился бы, если бы узнал, сколько он выболтал, пока меня слушал. С неразговорчивыми всегда так бывает. Насчет звания не докладывал, но думаю, если и офицер, то не старше капитана. Нет самодовольства и непререкаемости высшего офицера-отставника.

    Я очень точно сумела выйти на нужный перекресток, от которого наши пути логично должны были разойтись на сто восемьдесят градусов. Не-е-т! Проявил ослиное  непреклонное намерение проводить до дома (надо было направление к его отелю не рукой показывать, а пинком задать).

    Ну и, конечно, тут же воспоследовало приглашение на ужин. Я хихикнула, вспомнив, что полчаса назад я обещала официантке явиться в ресторан, как только проголодаюсь; увидела, как вытягивается морда лица у моего соавтобусника, который принял мое хи-хи за отказ; вспомнила, что нас связывает почти фронтовое братство… и согласилась. Договорились на восемь вечера.

   Я не страдаю излишней наблюдательностью, поэтому полное отсутствие освещения на улицах оказалось для меня сюрпризом. Двигались мы  по мостовым, чтобы не было риска свалиться с тротуара, оступившись в темноте. Единственным неоспоримым ориентиром был шум моря. Я попыталась расквасить себе нос, споткнувшись о лежащего полицейского. За что там можно было так зацепиться -  ума не приложу. Разве что за погон?  Отдаю должное моему спутнику: как  положено боевому товарищу, а может, по уставу, он меня спас, вовремя подхватив под руку. И ведь не побоялся риска – могли бы вместе рухнуть.

    До ресторана мы добрались. Неприятные мысли о возвращении я отложила на потом. В ресторане светло, децибелы живой музыки заглушают шум моря, неприятные мысли и голос собеседника. Жить можно. Непонятно только, чем занять время, потому что есть категорически не хочется, сигареты не взяла, а растянуть кофе на полтора часа можно, только если заказать ведро.

    Спасение явилось вместе с заказанными креветками. Мелкие креветки в панцире, если есть их с помощью ножа и вилки (без вас знаю, что можно руками!) и тщательно пережевывать,  могут сравниться только с куриным бульоном в сочетании с китайскими палочками. Можно сказать, еле уложилась в норматив. И что ценно: по калорийности и вкусовым ощущениям  они вполне могут быть приравнены к отсутствию еды.

   Отсутствие сигарет я компенсировала рассказом о моей героической борьбе с разгромом на балконе, вызванном яростными порывами ветра, особое внимание уделив описанию тщательного сбора  недельного урожая окурков, разлетевшихся из разбитой пепельницы. Комментариев по поводу женского курения не последовало, а жаль.

  В десять часов на улицах горели все фонари! Может быть, болгары   наступление темноты считают по июньскому времени? Загадочная славянская душа!

  На прощанье молодой человек попросил номер телефона. Я не стала ему говорить, что у меня нет болгарского телефона, продиктовала тети Женин. Зачем грузить человека подробностями? Я лучше тете Жене расскажу. Так смешнее.  

     


Почему я не люблю прогулки
автопортрет
galni

Мальбрук в поход собрался…

    Встала в семь.Вышла из дома в одиннадцать пятнадцать. Сорок минут ушло на зарядку, душ и завтрак .И еще 10 минут -  пообщаться с детьми в Скайпе. Остальное время, сталбыть три часа, вдумчиво собиралась выйти из дома. Что надеть? Не в смысле принарядится, а не промахнуться с погодой. Что взять с собой? Ну, чтобы не испытывать неудобств от нехватки чего-либо. Опять же лекарства; воду, чтобы их запить; пластиковое сиденье (друг притомлюсь, а рядом только морские камни и песок или бордюрный камень?); ну и по мелочи: телефон, кошелек, шагомер, рулетка, лупа(вдруг чего мелкое надо будет прочесть); фотоаппарат, чтобы не сожалеть об его отсутствии – все равно фотографировать нечего (достойный кадр появляется только тогда, когда фотоаппарат спокойно лежит дома -  проверено временем); очки для дали – с тех пор, как я перестала водить машину, я ими не пользуюсь, но поскольку бинокль я в очередной раз забыла взять у детей, приходится обходится тем, что есть.

    Еще пятнадцать минут собираюсь с мыслями, отгоняю сомнения, топчусь в прихожей, проверяю карманы, выхожу из квартиры, возвращаюсь,чтобы захватить мусор, и ВЫХОЖУ В МИР.

    На ближайшем перекрестке, до которого целых три минуты наслаждения осознанием собственной самостоятельности, обнаруживаю, что я с блаженным видом иду под мелким дождем. Конечно, я видела с балкона, что на улице пасмурно, но не брать же зонт из-за каждой тучки!

   Через десять минут возвращаюсь домой, купив хлеб и салфетки в магазине за квартал от перекрестка и даже не промокнув.

   По возвращении обнаружила на столе таблетки, которые я должна выпить через два часа (при запланированном времени прогулки  полтора часа: за это время можно обойти поселок по периметру и полчаса посидеть в тенечке). Немного расстроилась, осознав, что в этом случае вода оказалась совершенно бесполезным грузом. Потом порадовалась, что дождь вернул меня домой и теперь я точно не пропущу прием таблеток.

   Сидя в кресле на балконе, закончила свою писанину, подняла голову и увидела, что тучки почти рассеялись. Интересно, кто теперь соберется быстрее на выход: я или дождь. И как быть с зонтом?


У нас в Болгарии,Болгарии,Болгарии...
автопортрет
galni
Первая неделя прошла в соответствии с национальными традициями под девизом "Ни дня без граблей". Первые два дня: бегом на море, поскольку тепло, солнце, море, а позади холодная Москва. Следующие пять дней: температура, дикие головные боли, неотступные мечты о недоступной гильотине. Но, как справедливо сказал товарищ Соломон:"Все проходит, пройдет и это." И прошло-таки. Ну, почти прошло...
     Итак, где наши родные грабли? Тьфу, море? 
     С утра пораньше сегодня, пока умные мысли почивать изволят, бегу на море. Только посмотреть, конечно. Ну, в крайнем случае, намочить ручки-ножки. Честное слово, окуналась и переодевалась во все сухое я практически  по олимпийским нормативам. Море теплое, на берегу никого и двадцать пять градусов тепла. Не ходить же мне все оставшиеся теплые дни в тулупе, в конце-то концов.
     По обратному пути (полторы взаимно-перпендикулярные улицы) я, ясен пень, заблудилась. Да, почти три километра (по шагомеру) вместо семисот метров. Зато домики как театральные декорации, зато вдоль чугунных узорчатых заборчиков цветущие розы от крошечных белых, тяжелых темно-красных до нежно-кремово-желтых, которые в народе зовут чайными. Интересно, почему? Может, потому, что они размером с чайную чашку? Зато теперь я знаю как выглядит мушмула, о желе из которой я впервые узнала 50 лет назад от Агаты Кристи.
    Зато теперь я знаю, что глобализация это не миф. Потому что, выйдя из дому ранним утром и в Москве, и городишке Равда в Болгарии тут же начинаешь натыкаться на хомосапиенсов-маргиналус, целеустремленно шагающих к светлому будущему, то бишь очередной помойке, урне и еще каким-то таинственным закромам, с музыкально позвякивающими пустыми бутылками котомками. Правда, здесь у них нет такого пропитого вида, как у нас. Какие-то они более живописно-театральные. Наверное, дело в солнце. Зато сосредоточенная походка и взор "обращенный в века" совершенно такие же.
    Интересно, что мне удастся заблудить в следующий раз? И когда удасться вспомнить о фотоаппарате до выхода из дома? Хотя... Очарование осенних роз я все-равно передать не смогу. А как бы отнеслись маргиналы к моему стремлению увековечить их в пикселях, я не знаю. Сохраню, пожалуй, в сердце - вернее как-то.  

Изменить мир или взгляд на него?
автопортрет
galni

Решение чисто мужское: искать точку опоры, не вставая с дивана (эту практику ,кажется, Диоген начал).
Решение наше с тетей Женей:

18 декабря этого года тете Жене будет 60.Поздравления принимаются без ограничения.

И вообще, если точка опоры в себе самом, то мир  сам крутится вокруг.

Выбор каждый делает сам.